You are here:Главная»Копилка советов»Духовное»«У моего ребёнка онкология, но не нужно называть меня сильной!»
Воскресенье, 19 ноября 2017 17:23

«У моего ребёнка онкология, но не нужно называть меня сильной!»

Криста Кир Криста Кир

В обществе принято считать, что у матерей больных онкологией детей, невероятная сила духа. Но Криста Кир опровергает это мнение и вот почему.

3 года назад в дом молодой женщины пришла беда – у дочки Кристы Кир диагностировали опухоль – нейробластому. В то время крохе было всего 2 года. Семья прошла сложный путь, и Хана победила болезнь. Когда всё страшное осталось позади, Криста решила написать, почему родителей, больных онкологией детей, не стоит называть сильными.

Мамы малышей, больных серьёзным заболеванием, часто слышат восторженные высказывания в их адрес: «Какая вы сильная!» «Продолжайте бороться!». Это неправда. Мы истерзаны страданиями и переживаниями. Мы молимся ежечасно за наших детей и носим футболки с их именами. Мы слабы, но называем дочек и сыновей бойцами и воинами.

Реальность всегда страшнее представленной стойкости духа. В одночасье меняется мир, он становится страшным и суровым. Хочется убежать от него. Но приходится возвращаться и давать ребенку токсичные лекарства, держать его во время перевязки, а во время операции рыдать в комнате ожидания.

Мы проводим дни и ночи рядом со своей кровиночкой, спим рядом с детскими кроватками, спрашиваем небо «За что?»  и «Почему именно мой ребёнок болен?», а ещё искать в интернете истории детей с такими же заболеваниями и счастливым концом. Но иногда дети превращаются в ангелов, и мамы увековечивают их память. Мы – сообщество сломленных мам.

Однажды я содрогнулась от мысли, что вся моя оставшаяся жизнь будет связана с болезнью Ханы. Это было июньский день через неделю после начала лечения дочки. Я везла ее в специальной каталке для детей по коридорам клиники, и это было ужасно. У дочки появились последствия химиотерапии на теле. Она была лысой и в то же время самой красивой в розовой пижаме с изображением Свинки Пеппы. Когда мы повернули из одного коридора в другой, в мой мозг ударила молния – мысль о том, что путь матери онкобольного ребенка бесконечен. И если мы уничтожим клетки нейробластомы, я буду по-прежнему переживать, и буду стараться не допустить в жизнь врага, который пытался убить мою дочь.

                                                              

Этот зверь уничтожил меня. Я почти перестала улыбаться и радоваться жизни. Понимание пришло от таких же матерей, как и я. В лицах мы читаем невидимую боль и усталость. Мы ощущаем перед своими детьми чувство вины, когда видим малышку с длинными волосами.

Я вспоминаю, как мы смотрели в окна, чтобы уйти туда, и чтобы быстрее кончилось лечение. Счастье – это когда провести несколько ночей дома. Проезжая мимо клиники, я ощущаю, что там другие мамы мечтают вырваться оттуда. А еще сразу пронзает боль в спине, это даёт знать вспышка посттравматического стресса.

 Моя память сохранит навсегда удивительные истории выздоровления, и печальные трагедии, когда маленьких пациентов не смогли спасти. Из памяти не вычеркнуть похороны с крошечными гробами, подростков в бейсбольных или футбольных майках.

Мы вовсе не сильные. Мы просто пережили это. Мы избиты острыми краями детского рака.

Мы не хотим, чтобы кто-то прошёл такой же путь. Этого не пожелаешь никому! Все что мы хотим эффективной терапии, научных открытий, чудодейственных пилюль, которые 100 % будут гарантировать выздоровление.

Мы хотим, чтобы мир остановился на мгновение и признал, что мы можем делать больше для онкобольных детей.

Автор: Криста Кир

Прочитано 279 раз

Оставить комментарий